Гонконг: неспящий город, где давным давно наступил XXII век.

Гонконг: неспящий город, где давным давно наступил XXII век.

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

ПОЛДЕНЬ, XXII ВЕК

Фантастику иногда называют литературой мечты. Мы не согласны с таким определением, мы считаем, что фантастика гораздо шире, и социальная либо научно-техническая мечта — это всего лишь одно из ее направлений. Главным предметом настоящей фантастики, как и всей художественной литературы, является человек в реальном мире. Настоящая фантастика не только и не столько мечтает, сколько утверждает, подвергает сомнению, предупреждает, ставит вопросы.

Тем не менее мы отлично понимаем тех писателей, для которых фантастика является средством выражения их мечты, их идеалов. Человеку вообще свойственно вырабатывать для себя идеалы, которые служат ему компасом в практической деятельности, которые дают ему возможность сравнивать и определять, что хорошо, а что плохо. Именно поэтому трудно переоценить значение правильно (и неправильно) выбранного или выработанного идеала. В этом отношении писатель ничем не отличается от всех других людей. Он тоже вырабатывает свои идеалы и тоже по мере своих сил и возможностей стремится к ним, но как писатель он стремится вдобавок увлечь своими идеалами и читателей.

Эту нашу повесть ни в коем случае не следует рассматривать как предсказание. Изображая в ней мир довольно отдаленного будущего, мы вовсе не хотели утверждать, что именно так все и будет. Мы изобразили мир, каким мечтаем его видеть, мир, в котором мы хотели бы жить и работать, мир, для которого мы стараемся жить и работать сейчас. Мы попытались изобразить мир, в котором человеку предоставлены неограниченные возможности развития духа и неограниченные возможности творческого труда. Мы населили этот воображаемый мир людьми, которые существуют реально, сейчас, которых мы знаем и любим: таких людей еще не так много, как хотелось бы, но они есть, и с каждым годом их становится все больше. В нашем воображаемом мире их абсолютное большинство: рядовых работников, рядовых творцов, самых обыкновенных тружеников науки, производства, культуры. И именно наиболее характерные черты этих людей — страсть к познанию, нравственная чистота, интеллигентность — определяют всю атмосферу нашего воображаемого мира, атмосферу чистоты, дружбы, высокой радости творческого труда, атмосферу побед и поражений воинствующего разума.

Эта наша повесть писалась в шестидесятом году. И до нее, и после мы написали довольно много рассказов, где тоже изображался мир будущего, каким мы хотели бы его видеть. Готовя повесть к переизданию, мы включили в нее некоторые из этих рассказов, органически входящие, как нам показалось, в «систему» нашей мечты.

Если хотя бы часть наших читателей проникнется духом изображенного здесь мира, если мы сумеем убедить их в том, что о таком мире стоит мечтать и для такого мира стоит работать, мы будем считать свою задачу выполненной.

Когда рыжий песок под гусеницами краулера вдруг осел, Петр Алексеевич Новаго дал задний ход и крикнул Манделю: «Соскакивай!» Краулер задергался, разбрасывая тучи песка и пыли, и стал переворачиваться кормой кверху. Тогда Новаго выключил двигатель и вывалился из краулера. Он упал на четвереньки и, не поднимаясь, побежал в сторону, а песок под ним оседал и проваливался, но Новаго все-таки добрался до твердого места и сел, подобрав под себя ноги.

Он увидел Манделя, стоявшего на коленях на противоположном краю воронки, и окутанную паром корму краулера, торчащую из песка на дне воронки. Теоретически было невозможно предположить, что с краулером типа «Ящерица» может случиться что-либо подобное. Во всяком случае, здесь, на Марсе. Краулер «Ящерица» был легкой, быстроходной машиной — пятиместная открытая платформа на четырех автономных гусеничных шасси. Но вот он медленно сползал в черную дыру, где жирно блестела глубокая вода. От воды валил пар.

— Каверна, — хрипло сказал Новаго. — Не повезло, надо же…

Мандель повернул к Новаго лицо, закрытое до глаз кислородной маской.

— Да, не повезло, — сказал он.

Ветра совсем не было. Клубы пара из каверны поднимались вертикально в черно-фиолетовое небо, усыпанное крупными звездами. Низко на западе висело солнце — маленький яркий диск над дюнами. От дюн по красноватой долине тянулись черные тени. Было совершенно тихо, слышалось только шуршание песка, стекающего в воронку.

— Ну ладно, — сказал Мандель и поднялся. — Что будем делать? Вытащить его, конечно, нельзя. — Он кивнул в сторону каверны. — Или можно?

Новаго покачал головой.

— Нет, Лазарь Григорьевич, — сказал он. — Нам его не вытащить.

Раздался длинный, сосущий звук, корма краулера скрылась, и на черной поверхности воды один за другим вспучились и лопнули несколько пузырей.

— Да, пожалуй, не вытащить, — сказал Мандель. — Тогда надо идти, Петр Алексеевич. Пустяки — тридцать километров. Часов за пять дойдем.

Новаго смотрел на черную воду, на которой уже появился тонкий ледяной узор. Мандель поглядел на часы.

— Восемнадцать двадцать. В полночь мы будем там.

— В полночь, — сказал Новаго с сомнением. — Вот именно в полночь.

«Осталось километров тридцать, — подумал он. — Из них километров двадцать придется идти в темноте. Правда, у нас есть инфракрасные очки, но все равно дело дрянь. Надо же такому случиться… На краулере мы были бы там засветло. Может быть, вернуться на Базу и взять другой краулер? До Базы сорок километров, и там все краулеры в разгоне, и мы прибудем на плантации только завтра к утру, когда будет уже поздно. Ах как нехорошо получилось!»

— Ничего, Петр Алексеевич, — сказал Мандель и похлопал себя по бедру, где под дохой болталась кобура с пистолетом. — Пройдем.

— А где инструменты? — спросил Новаго.

— Я их сбросил, — сказал он. — Ага, вот они.

Он сделал несколько шагов и поднял небольшой саквояж.

— Вот они, — повторил он, стирая с саквояжа песок рукавом дохи. — Пошли?

— Пошли, — сказал Новаго.

Они пересекли долину, вскарабкались на дюну и снова стали спускаться. Идти было легко. Даже пятипудовый Новаго, вместе с кислородными баллонами, системой отопления, в меховой одежде и со свинцовыми подметками на унтах весил здесь всего сорок килограммов. Маленький сухопарый Мандель шагал, как на прогулке, небрежно помахивая саквояжем. Песок был плотный, слежавшийся, и следов на нем почти не оставалось.

— За краулер мне страшно влетит от Иваненки, — сказал Новаго после долгого молчания.

— При чем здесь вы? — возразил Мандель. — Откуда вы могли знать, что здесь каверна? И воду мы, как-никак, нашли.

— Это вода нас нашла, — сказал Новаго. — Но за краулер все равно влетит. Знаете, как Иваненко: «За воду спасибо, а машину вам больше не доверю».

— Ничего, обойдется. Да и вытащить этот краулер будет не так уж трудно… Глядите, какой красавец!

На гребне недалекого бархана, повернув к ним страшную треугольную голову, сидел мимикродон — двухметровый ящер, крапчато-рыжий, под цвет песка. Мандель кинул в него камешком и не попал. Ящер сидел, раскорячившись, неподвижный, как кусок камня.

17 крутейших местечек, о которых бессовестно умалчивают путеводители

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Казалось бы, мы знаем все о нашей планете. Однако даже в самых популярных туристических местах можно открыть по-настоящему удивительные уголки — как созданные самой природой, так и возведенные руками человека.

AdMe.ru собрал для вас 17 крутых местечек, о которых вы наверняка еще не слышали. А один очень интересный бонус ждет вас в конце статьи.

17. Амфитеатр в Пуле, Хорватия

Одной из самых известных достопримечательностей Италии является римский Колизей. Однако в хорватском городе Пуле есть не менее красивый амфитеатр. Он был построен из дерева, а затем перестроен из камня в I веке н. э., вмещал до 23 тыс. человек и использовался для массовых зрелищ. В V веке с запретом гладиаторских боев сооружение стало постепенно разрушаться и разграбляться. В Средневековье арену приспособили для выпаса скота, ярмарок и рыцарских турниров, а в XX веке — для военных церемоний, парадов, театральных постановок.

16. Пещера Шондонг, Вьетнам

Пещера была открыта в 1991 году, однако ее изучение началось в 2009-м, а организованные группы туристов стали пускать совсем недавно. Шондонг называют самой большой пещерой в миреее протяженность более 9 км, а высота сводов такова, что под ними легко мог бы поместиться 40-этажный небоскреб!

Пещера образовалась из-за размытия известняковой горной породы, и теперь внутри нее есть своя экосистема с рекой и водопадом, уникальными растениями, животными, сталактитами и так называемыми пещерными жемчужинами — каменными образованиями из кальцита, которые формировались на песке под воздействием воды в течение сотен лет.

15. Колокольня на озере Резия, Италия

Озеро Резия образовалось в 1950 году в результате строительства гидроэлектростанции и дамбы и затопления двух деревень. Над поверхностью водохранилища возвышается колокольня, построенная еще в XIV веке. В связи с изменением уровня воды над озером периодически можно увидеть только верхушку башни с часами. Из-за сильных ветров на озере поднимаются волны, поэтому местечко нравится серферам.

Летом вокруг колокольни можно прокатиться на катере, а с приходом морозов туристы могут дойти до башни прямо по льду. Кроме того, по легенде, здесь все еще можно услышать колокольный звон, хотя сами колокола сняли с башни еще до затопления.

14. Менгиры Калланиша, Шотландия

Пожалуй, самым разрекламированным каменным сооружением Великобритании является Стоунхендж. Однако загадочный Калланиш на острове Льюис в Шотландии ученые называют крупнейшим памятником мегалитической культуры. Это 13 монументов и групп вертикально установленных, буквально выросших из земли камней высотой до 5 метров, образующих круги. За пределами круга установлены камни в форме, напоминающей кельтский крест, указывающий концами на стороны света. По одной версии, эти менгиры не что иное, как гигантский лунный календарь, по другой — древнее обрядовое место.

13. Природный мост Пон-д’Арк, Франция

Вдалеке от оживленных городских улиц на юге Франции в местечке Пон-д’Арк располагается природный мост с аналогичным названием. Он возвышается над рекой Ардеш, которая и вымыла в скалистой породе за сотни лет внушительную арку высотой 50 метров и шириной 60 метров. Здесь удивительно тихо и спокойно, в летний период проходят соревнования по гребле на каноэ. А недалеко от моста находится исторический памятник — древняя пещера Шове с наскальными рисунками возрастом до 30 тыс. лет!

12. Мадаин-Салих, Хегра, Саудовская Аравия

По сравнению с иорданской Петрой археологический комплекс Мадаин-Салих не так широко известен, хотя он является древнейшим сооружением Саудовской Аравии возрастом около 2 000 лет. Этот исторический город-памятник включает 111 скальных захоронений, башен, жилых помещений, храмов и гидротехнических сооружений древнего набатейского города Хегра, бывшего некогда центром торговли. Все постройки украшают скульптуры, барельефы, наскальные надписи.

11. Озеро Эльтон, Волгоградская область, Россия

Площадь этого удивительного соленого водоема —150 кв. км, что делает его самым крупным минерализованным озером в Европе. Его глубина не превышает 7-10 см летом и 1,5 м весной. Оно является важнейшим пунктом миграции куликов и журавлей, привлекает туристов необычными соляными пейзажами и бальнеологическими свойствами. Эльтонский природный парк, на территории которого расположилось озеро, является домом для нескольких сотен видов растений и животных, в том числе уникальных.

10. Кафедральное ущелье, национальный парк «Пурнулулу», Австралия

Национальный парк «Пурнулулу», внесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, изобилует полосатыми горными кручами из песчаника, озерами, здесь уникальная флора и фауна. На его территории располагается огромное количество ущелий, одно из самых живописных — Кафедральное, представляющее собой настоящий природный амфитеатр с потрясающей акустикой.

9. «Лабиринт Орта», Испания

«Лабиринт Орта» — исторический и старейший парк в Барселоне, который был заложен в конце XVIII века как неоклассический сад. Это место, богатое живыми изгородями, клумбами, беседками, каналами, было излюбленным для проведения культурных и общественных мероприятий. Сегодня в парк может попасть небольшое число посетителей в день.

8. Часовня Сен-Мишель д’Эгиль, Франция

В небольшом городке Ле-Пюи-ан-Веле на юге Франции, на вершине отвесной 90-метровой скалы есть часовня, построенная в 962 году! До этого года на скале находились языческий дольмен и древнеримское святилище, и в целом все предания называют скалу священным местом. Часовня уникальна не только своим расположением, но и фресками, мозаиками, росписями, которые за всю историю ни разу не реставрировались.

7. Голубой пруд Биэй, Япония

Голубой пруд в префектуре Хоккайдо был создан после строительства дамбы как часть системы контроля процессов эрозии и защиты близлежащих районов от селей. Необычный ярко-бирюзовый цвет воды вызван естественной работой минералов и может меняться в зависимости от погодных условий и угла зрения. А торчащие из воды высохшие стволы деревьев только добавляют пейзажу фантастичности. Долгое время этот природный объект был закрыт для посещений и стал доступен всего несколько лет назад.

6. Залив Духов, мыс Реинга, Новая Зеландия

Мыс Реинга — это северная оконечность полуострова Аупоури в Новой Зеландии. Недалеко от берега бушуют опасные волны, а на горе стоит маяк, озаряющий все вокруг вспышкой каждые 26 секунд. К востоку от мыса располагается уединенный пляж с бледно-розовым песком. Местные аборигены верили, что душа после смерти отправляется именно на этот пляж, чтобы совершить последний рывок перед погружением в потусторонний мир. Поэтому это местечко считается священным и посетителям запрещается здесь есть. Добраться на мыс достаточно сложно, так как дорога частично пролегает через зыбучие пески, поэтому лучше отправляться с организованной группой туристов.

Читайте также:  Ручная кладь - что и сколько можно брать в самолет , вес и размеры

5. Мечеть Тин Мал, Марокко

Мечеть Тин Мал была построена в 1156 году в честь основателя династии Альмохадов и является одной из двух мечетей в Марокко, открытых для немусульман. Ее отличает удивительная архитектура, и с 1995 года мечеть входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Хоть мечеть расположена в горной деревне всего в 100 км от Марракеша, редкий турист знает об этом красивом местечке.

4. Мероэ, Судан

Мероэ — это древний город на территории современного Судана, столица нубийского царства Куш, зародившаяся еще в VIII веке до н. э. Здесь можно взглянуть на множество пирамид, в которых проводились захоронения знатных особ, остатки дворцовых стен, где короновали царей, а также купальни, храмы. К сожалению, к III веке до н. э. город пришел в упадок и от него остались только руины. Весь комплекс внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, однако немногие знают об этом местечке, посещая исключительно памятники Древнего Египта.

3. Лас-Позас, Хилитла, Мексика

Лас-Позас — это настоящий райский сад с сюрреалистическими скульптурами и фантастическими ландшафтами заброшенного города, которые начал создавать в 60-70-х годах XX века скульптор Эдвард Джеймс. Это нереальный коктейль из искусственных сооружений, буйной растительности, тропических цветов, водопадов и небольших прудов, где не встретишь четких линий, простых форм или законченных конструкций и буквально все поражает и заставляет мечтать.

2. Лагуна Гиола и Мраморный пляж, Тасос, Греция

На греческом острове Тасос, отделенный от кромки моря каменистым бордюром, находится небольшой природный бассейн в форме капли с чистейшей водой, именуемый Слезой Афродиты. По легенде, его создал Зевс для купания богини красоты. Словно покрывалом, с одной стороны бассейн прикрыт каменистым отвесом, с которого можно прыгать в воду, но будьте осторожны — глубина всего 3 метра! Незнакомому с местностью туристу найти лагуну Гиола будет достаточно проблематично, но пейзажи, открывающиеся на рассвете, стоят поисков!

На том же острове Тасос находится уникальный Мраморный пляж с чистейшей голубой водой и белым мраморным песком. Сочетание просто потрясающее! Но дорога к этому местечку достаточно трудная, да и пляжи практически дикие, так что придется запастись провизией и терпением, но путешествие того стоит!

1. Эллидаэй, Исландия

Эллидаэй — один из Вестманских островов у южного побережья Исландии. Это идеальное место, чтобы побыть в одиночестве и не слышать шума соседей, потому что здесь стоит всего лишь один дом, построенный еще в 1953 году. Постоянного населения на острове нет, но туристы приезжают сюда порыбачить, поохотиться за тупиками и попариться в сауне в домике.

Бонус: Настоящая Атлантида

Вот уже почти 2 тысячелетия ведутся поиски легендарной Атлантиды, ушедшей под воду примерно 9 тыс. лет назад. Ученые называют до 50 точек, где ее можно искать. Поэтому пока ни в одном путеводителе вы не встретите информации о точном местоположении этого легендарного города-государства. Но, как только мы его узнаем, обязательно вам расскажем!

История Москвы

Вы здесь

Город в далеком будущем. Москва XXII век

Наступает 2100-й год и город Москва вместе со всей страной, вместе со всеми объединенными и ещё не успевшими вступить во всемирное объединение странами вступает в XXII век. В век, который становится временем настоящего.

Много что изменилось, много через что пришлось пройти городу и стране за последнее столетие XXI века и предыдущие века, но новое время, это, как и было всегда, надежда и взгляд в будущее. Каким будет будущее Москвы XXII века нашей эры?

Архитектура города будущего

Москва уже давно оставила позади архаичный облик мозаичного города из самых разных построек предыдущих двух столетий. Исчезли те былые панельные дома, которым то и дело приходилось замазывать швы каждую зиму. Пропали те нерациональные железобетонные строения, занимающие много столь теперь драгоценного места на земле. Полностью демонтированы те высотные здания из стекла, которые оказались не функциональными и слишком простыми во времена будущих лет XXII века.

Уже последние годы, начиная с середины XXI столетия продолжают совершенствоваться самовозводимые здания гибриды, которые заняли привычное место в центральных частях старого города и по округам нового. Сейчас из старых построек было решено оставить Кремль в том виде, в котором он существовал всегда, только обработка древнего кирпича теперь позволяет ему совершенствоваться без помощи реставрационных работ человека. Самозатягивающийся герметик от обычной дождевой воды не позволяет расслаиваться и крошиться древнему материалу.

Таким же образом были сохранены и другие многие архитектурные строения, созданные старыми неэффективными методами строительства из природных материалов: камня, дерева, железа и стекла. Древние архитектурные постройки, здания, церкви и храмы, а также памятники и скульптуры Москвы прошлых лет.

Остальные строения, красивые здания и достопримечательности, так ценимые людьми прошлых веков, перенесены в виртуальный мир при музее архитектурных достояний Москвы.

Сейчас все возможные места на месте былых построек заняли сверхвысотные самовозводимые гибридные здания из сверхлегких, но максимально устойчивых материалов. В век, когда каждый квадратный метр принадлежит только немногим крупнейшим корпорациям города, такие здания взмыли в высоту 3-х и более километров. Некоторые насчитывают 1500-3000 и более этажей и с каждым годом они же вырастают еще выше от постоянно растущих потребностей города.

Транспорт будущего XXII века

Свобода перемещений. Об этом всегда мечтал человек прошлого. Если в XIX и ранее веках свободы перемещений было предостаточно, то было мало возможностей для таких быстрых путешествий из одного города в другой, не теряя достаточно времени. В XX веке человечество уже использовало все доступные для этого средства: автотранспорт, поезда и самолеты, а также лифты и эскалаторы в крытых помещениях.

Но к концу XX, начала XXI веков населения крупных городов столкнулись с проблемой тесноты перемещений, следствием автомобильных пробок на улицах, которые тогда располагались в земных частях города, давок и толпы в тогдашнем метро и электропоездах. А чтобы перелететь из одного города в другой, требовалось до полудня и более времени с учетом доставки в аэропорт, долгой регистрации на рейс, длительного по нынешним временем перелета, и опять же посадки и очередной регистрации и доставки из аэропорта.

Теперь полет в другие города возможен, практически не покидая насиженного места сразу из своего привычного глобального здания. Достаточно, только заказать услугу и спустя несколько минут, вы уже будете готовы быть доставленными в нужное вам место практически не отходя от своего жилища. Не забудьте только взять с собой универсальный I-Bag (чемоданчик-помощник), который заменит вам практически все необходимые в дороге вещи по уходу за собой, приготовление еды, сверхкомпактное хранение одежды и конфиденциальную спутник-палатку, где будет и био-туалет, и био-душ, и био-постель для быстрого отдыха с микроклиматом.

Новые виды транспорта это: трансгибридный лифт, который доставит вас в нужную точку вашего здания или других этом районе города, в течении нескольких минут. Если же вам нужно попасть совсем в другую часть огромного города Москвы, то на выбор можете воспользоваться быстрым аэромобилем, либо общественным транспортом аэромотивом. А для дальних поездок в дальние округа Москвы, которая к 2100-м годам XXII века разрослась на сотни километров, включив в себя многие былые города страны, для этого можно воспользоваться сверхбыстрым транспорталитеном.

Карты будущей Москвы 2100-х годов

Все последующие десятилетия XX века Москва разрасталась в прогрессирующих пропорциях, пока не было принято решение об ограничении строительства в ширину города и разработке проекта по реализации глобального строительства в высоту.

Теперь город, который за полвека с лишним к 2100-м годам расширился настолько, что впитал в себя сначала все бывшие подмосковные города, а затем исторические другие города, находившиеся на расстоянии нескольких сотен километров от центра Москвы.

Теперь основная центральная часть города, а также его ближние и дальние округа растут не вширь, а вверх. Вырастают гибридные здания трансформеры с каждым годом прибавляя в высоте, а человек все чаще перебирается жить в более современные верхние этажи новых вытягивающихся в высоту зданий.

Если раньше карты Москвы представляли собой двухмерный план города, то Москва XXII века теперь модель трехмерного города с обязательным указанием координат высотности того или иного объекта в городской черте полусферы города.

Культура и быт в Москве XXII века

Человек уже давно не тот, что был сотни лет назад. Возможно, человеку конца XX и начала XXI веков покажется пугающим перспективы и образ жизни будущих поколений, но и он в своем времени радикально отличался от образа жизни своих предков. Окончательно смешались нации, смешались человеческие представления о мире, люди стали чем-то похожи, но и ближе друг к другу.

Сейчас в 2100-е года нового времени все необходимое для жизни, работы, семьи и отдыха есть практически не покидая областей выбранного когда-то здания для жизнедеятельности. Все что нужно под рукой, не надо куда-то далеко ходить, чего-то искать, что-то заказывать и ждать доставки. Все что нужно есть и в этом есть, как свои плюсы, так и свои минусы. Перемещение стало сверхбыстрым, а новые события и веяния времени стали происходить так быстро, что иногда пролетают, отсавшимися незаметными даже для истории.

Внизу становится жить настолько скучно, что земля уже давно используется только для проведения технических работ, да для экскурсий по некоторым сохраненным местам прошлого города. Поэтому в основном человек будущего XXII века живет по другим правилам, как об этом мечтали романисты древних веков, словно птица, парящая в воздухе, от одного здания к другому.

Для жилья и работы задействованы средние, нижние и вышесредние этажи в зданиях-гибридах. Уровень зависит от цены, от этого же зависит и качество и комфорт. Верхние же этажи используются для прогулок, отдыха и использования средств перемещений, каким являются аэромобили, аэромотивы и транспорталитен.

Здесь все создано для жизни среди природы, экология прошлых веков умело воссозданная в искусственно выращенной земле. Здесь есть и леса, и реки, и водопады, и даже каньоны для любителей горного туризма. Все это легко вмещается в гигантских трансфероблачных пристройках свободно держащихся в воздухе, благодаря открытым в недавних десятилетиях законе антигравитации.

Теперь современное место жизни в глобальных зданиях-гибридах, совмещает и дом, и работу, и отдых. То есть покидать его в принципе смысла и нет. Разве что, для деловой поездки куда-нибудь. Все остальное, вещи первой и не первой необходимости: работа, жилье, развлечения, здравоохранение, отдых, путешествия, все есть под рукой в виртуальной и около-виртуальной реальности.

Возможно, это будет так, но скорее всего, всё будет совсем по-другому.

Герой DOOM — архангел из Библии. С комментариями Всеволода Чаплина

Фотоколлаж: © Wikipedia.org, Bethesda Softworks LLC

Детище id Software, по сути, вольно трактует фрагмент Откровения Иоанна Богослова, рассказывая о конце времён и последней битве добра со злом. Апокалиптическое сражение XXII века разворачивается в аду. Главный герой шутера имеет подозрительно много общего со святым Михаилом. Сопоставим же два этих образа, выделив сходные признаки.

Святой архангел Михаил — один из главных ангелов в христианстве. В Священном Писании он именуется “вождём воинства Господня” и почитается как главный “борец против диавола и всякого беззакония людского”. В православии его ещё называют архистратигом, то есть главой Святого воинства небесного. Религиозная традиция приписывает Михаилу не только победу над Сатаной в конце времен (Откровение Иоанна), но и роль судии на Страшном суде, взвешивающего души грешников.

На фото: Явление Архангела Михаила Иисусу Навину. Русь. XVI в.

Герой DOOM — бессмертный демоноборец, который, как и святой Михаил, сражается с армиями ада со времён сотворения человечества. В древние времена он, будучи командующим Ночных Стражей (воителей, подобных крестоносцам), одерживал над демонами одну победу за другой. Но усилия его были напрасны: бесам всё равно удавалось нападать на Землю. И тогда он принял мученическое решение: остался в преисподней со своей армией, чтобы сдерживать силы зла на дальних подступах к человечеству.

На фото: Ночные Стражи.

Фото: © Скриншот игры DOOM

Ночные Стражи пали в неравном бою, но их предводитель выстоял. Событие это описывается в игре так:

В Первую эпоху, в первой битве, когда тени впервые стали длинными, выстоял один воин. Его опалили угли Армагеддона, душа его была обожжена пламенем ада, осквернена и не могла уже вознестись, так что он избрал путь вечного мучения. Ненависть его была так велика, что он не мог обрести покоя и скитался по Долине смертной тени, желая отомстить Тёмным Владыкам [то есть демонам], причинившим ему столько зла. Он носил корону Ночных Стражей, и те, кто отведал его меча, нарекли его Палачом Рока.

И в битве с чёрными душами обречённых показал он свою доблесть. Для его крестового похода серафим даровал ему огромную силу и быстроту. Палач Рока — несокрушимый, неумолимый, несгибаемый — решил искоренить царство тьмы.

Но однажды адским тварям, которые никак не могли одолеть великого демоноборца, удалось заманить его в ловушку. Так единственный защитник рода людского оказался на много тысячелетий замурованным в саркофаге.

Читайте также:  Этикет делового письма - правила ведения деловой переписки

Игра DOOM начинается с символического воскрешения: древний воитель освобождается из заточения в XXII веке. В лихую годину конца времён, когда люди поклоняются лжепророку (Оливия Пирс), проповедующему сатанинское учение, герой в одиночку дает бой адским тварям, которые вот-вот поработят остатки человечества. Палач Рока вершит над демонами Страшный суд, пускай и при помощи двустволки, ракетницы и футуристического оружия.

Вспомним теперь библейскую цитату из Книги Пророка Даниила о Страшном суде и роли в нём архангела Михаила (Ветхий Завет): “И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди“.

В книге Откровения архангел Михаил со своим войском одерживает победу в битве против Люцифера и его бесов (Ис. 14:15). “И произошла война на Небе: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось им места на Небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый Диаволом и Сатаною“. (Откр. 12, 7—9).

В DOOM тоже есть отсылка к великому сражению, произошедшему, правда, за много тысяч лет до начала событий игры: “Рыцари ада сопровождали Великого Змея в Первую эпоху. Их господина победил Страж”. Упоминается и победа над исполинским драконом-сатаной (в игре он именуется Титаном), случившаяся в Первую эпоху.

“Никто не мог устоять перед адской Ордой — лишь Палач Рока. Но восстал из глубин бездны Великий — воитель, который был сильнее всех, что являлись прежде. То был Титан неизмеримой силы и ярости. Он встретился с Палачом Рока в яростной битве. Но и он пал”. Больше того: в одном из уровней DOOM протагонист, отправившись в ад, бродит внутри окаменелых останков Титана, вросшего в землю.

В шутере id Software демоноборец не расстаётся с доспехами. Поскольку действие разворачивается в мире будущего, броня похожа на скафандр. Впрочем, согласно сюжету, давным-давно Палач носил броню, напоминающую доспехи средневековых крестоносцев, и бился с сатанинским воинством мечом.

Архангел Михаил тоже традиционно изображается в доспехах и с мечом. Впервые этот образ появился в иконографии “Явление архангела Михаила Иисусу Навину” XIII века. Затем архистратига начали изображать в латах не только в сцене явления иудейскому полководцу, но и в других композициях. Одеяние архангела повторяет доспехи римского полководца. Показательно, что бронированный скафандр Палача Рока именуется Преторианским костюмом. Название отсылает к преторианцам Древнего Рима — элитной императорской гвардии.

Второй традиционный символ архангела Михаила — пылающий меч (недаром ангела ещё зовут “Мечом Господним”). Цитата из Ветхого Завета — явление Михаила Иисусу Навину : “и вот стоит пред ним человек, и в руке его обнажённый меч” и далее он называется “Вождь воинства Господня” ( Нав. 5:13—15 ).

И если у архангела Михаила — огненный меч, то у демоноборца DOOM — энергетический клинок, искрящийся красными молниями.

Чтобы остановить в XXII веке вторжение бесов на Землю, герой DOOM отправляется в ад. Как мы помним из биографии Палача, это не первое его сошествие в преисподнюю.

В православной традиции архангел Михаил — покровитель усопших. Он может избавлять от мук тех, чьи души горят в аду. По преданию, дважды в год Михаил приходит на край пылающей бездны, опускает в геенну огненную своё крыло и выводит грешников из преисподней. Поэтому архистратигу молятся за усопших родственников.

На фото: Страшный суд. Конец XVIII в., Пошехонье. Фото: © ru.wikipedia.org

Михаил упоминается и во многих христианских апокрифах. Он ведёт Деву Марию по аду, рассказывая ей о причинах наказания грешников (“Хождение Богородицы по мукам” X века). Именно Михаилу — согласно “Евангелию от Никодима” IV века — Иисус Христос после сошествия в ад доверил души праведников, чтобы сопроводить их в рай.

Примечательно, что в финале DOOM игроку тоже приходится спасать невинные души, заточённые в преисподней.

Сюжет DOOM не говорит конкретно, является ли Палач человеком, ангелом или каким-либо другим сверхъестественным созданием. Известно следующее: защитник рода людского умеет путешествовать сквозь время и пространство, он нечеловечески силён и проворен (умения дарованы ему серафимом), а также бессмертен.

Вспомним теперь, кто такие ангелы. Согласно Библии, они обладают превосходящей человека природой: становятся невидимыми, перемещаются с огромной скоростью, свободно движутся сквозь время и пространство. Ещё одно важное свойство ангельской природы — бессмертие. В Евангелии от Луки об этом сказано: “и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии” (Лк. 20, 36).

Михаил во главе семи архангелов. Средневековая гравюра. Фото: © ru.wikipedia.org

Само слово “ангел” (aggelos) в переводе с греческого означает “посланник” и указывает не на природу как таковую, а на исполняемое служение. Ангелы, согласно Писанию, созданы для служения Господу.

Прозвище героя DOOM (мы не знаем настоящего имени) аналогично указывает на его предназначение. Он — Doom Slayer, то есть, переводя с английского, “Палач Рока”, или “Палач неотвратимого воздаяния”. Если же воспользоваться устаревшей трактовкой слова doom (см. Оксфордский словарь английского языка ), то прозвище на русский следует переводить так: “Палач Страшного суда” или “Палач Судного дня”. На протяжении игры герой молчаливо вершит своё предназначение, истребляя демонов сотнями и тысячами.

Уместно вспомнить, что архангел Михаил тоже известен воинской доблестью: он, согласно Ветхому Завету, уничтожил 185 тысяч воинов ассирийского царя Синаххериба (4 Цар. 19:35).

Палач Рока не церемонится со слугами Сатаны: голыми руками рвёт бесов на части, отрывает конечности, топчет ногами. Напрашивается вопрос: уместно ли защитнику добра проявлять такую запредельную жестокость, пусть и по отношению к бесам?

Средневековая христианская традиция отвечает на этот вопрос утвердительно. Идея о возможности мучения бесов восходит к словам Христа о даруемой ученикам власти над нечистыми духами (Лк. 10: 17—20). В канонических текстах праведники нередко истязают демонов: наносят раны, избивают ногами, вырывают волосы. Так, святая Марина (в католической традиции — Маргарита) Антиохийская, вступив в схватку с нечистым, вырвала у беса полбороды и выбила правое око. Мученица схватила медный молот и ударила демона в лицо. Упавшего наземь чёрта Марина принялась охаживать молотом по голове и плечам.

Ещё один известный праведник, инок Епифаний, духовный отец протопопа Аввакума, скрутил демона и бил его об угол лавки, пока не перепачкал руки “бесовским мясищем”. Больше подобных примеров — в статье “Незримое тело” Дмитрия Антонова, известного специалиста по древнерусской культуре и демонологии.

Чертей истязают не только люди, но и ангелы. Традиция эта прослеживается как в средневековой христианской литературе, так и в изобразительном искусстве. Фигура демоноборца зачастую отождествлялась иконописцами с архангелом Михаилом или Гавриилом. На иконах, живописующих сюжеты Страшного суда, небесные духи не просто попирают дьяволов, но хватают их за волосы, избивают молотами, пронзают мечами, копьями и другими орудиями. Словом, Палач Рока в такую компанию бы вписался.

На фото: Ангелы истязают бесов и грешников. Фрагмент иконы “Воскресение — Сошествие во ад”. Ярославль, конец XVI в. Фото: © ru.wikipedia.org

Но достаточно ли шести фактов, приведённых выше, чтобы утверждать о связи DOOM с Откровением Иоана Богослова? Для внесения ясности в этот вопрос Лайф обратился к двум специалистам по богословию.

Протоиерей Всеволод Чаплин:

“DOOM — большая торговая марка. У меня в жизни был только один позорный эпизод долгого увлечения компьютерной игрой. Это был как раз DOOM II, который я прошёл до конца. Нижней точкой моего падения стала ситуация, когда я шёл утром в храм, увидел бочку и начал от неё отпрыгивать. Кто помнит игру, тот знает, о чём речь. Ещё вспоминаю одного чиновника аппарата правительства, который о коридорах Белого дома говорил, что всё похоже на игрушку “Дум”: так же запутанно. Так что это, конечно, большой пласт псевдокультуры, которая привлекает внимание многих. А если новая DOOM ещё и привлечёт внимание к книге Иоанна Богослова — будет вообще здорово.

Само по себе привлечение внимания к книге Иоанна Богослова — уже неплохая вещь. Эту книгу редко читают даже в церковной среде. Мы вот недавно закончили её читать и обсуждать с прихожанами. И многие из них впервые для себя открыли какие-то вещи. А книга эта очень важна: в ней полностью разрушается миф о том, что Бог безразличен к нашим грехам и к тому торжеству зла, которое происходит в мире. Если DOOM хотя бы заставит задуматься, а ещё лучше — раскрыть эту книгу, это очень даже неплохо. В своё время многие ругали фильм Мела Гибсона “Страсти Христовы”. Он действительно ужасен, но ужасны были и сами страсти. И то, что фильм заставил некоторых людей прочесть Евангелие, — уже хорошо.

Картина битвы с демонами, которая показана в DOOM, конечно, далека от настоящего христианского понимания рая и ада, греха и спасения. Через стрельбу по бесам, которые являются духовными сущностями, вывести грешников из ада нельзя. Потому что их страдания — следствие свободного выбора и Божьего суда. В целом, если судить по видеоряду, DOOM весьма обычна: много всяких ужасов, кровищи и пальбы. Но сам тот факт, что привлекается внимание к существованию зла и злых духов, — это уже неплохо. Пускай хоть так у людей возникнет мысль о грехе и наказании, о добрых и злых духах”.

Вероника Андросова, кандидат богословия, старший преподаватель кафедры библеистики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета:

“Известно, что влияние образности Откровения Иоанна Богослова на культуру неоценимо, особенно ярко оно проявляется в европейском изобразительном искусстве и музыке. Подкрепляемое интересом к “апокалиптической” тематике, это влияние продолжается и в современных стилях и направлениях. Как и для многих поколений художников, для создателей компьютерной игры Откровение Иоанна могло послужить источником вдохновения благодаря тому, что повествование очень наглядно и красочно, изобилует таинственными образами, а описания ангельских и демонических сил придают общий “мистический” антураж.

При этом я не думаю, что авторы DOOM ссылались на Откровение Иоанна и сознательно хотели дать некую “новую интерпретацию”. Скорее имеют место опосредованные аллюзии и ассоциации, навеянные более широким “пластом” литературных произведений, от памятников иудейской апокалиптики III н. э. — I н. э. до разнообразных мифологических и эзотерических традиций. Подобные отсылки к разным источникам исследователи видят в ряде картин Иеронима Босха.

Михаил во главе ангельского войска. Икона “Благословенно воинство Небесного Царя”, XVI в., Москва. Фото: © ru.wikipedia.org

“Последняя битва” в Откровении Иоанна Богослова кратко упоминается в стихах 16:16 (где звучит знаменитое слово “Армагеддон”) и более подробно в 19:11—21, причём интересно, что процесс битвы как таковой не описывается. Перед лицом Иисуса Христа, грядущего с небес в великолепии божественной славы, все противники мгновенно капитулируют. Важно помнить, что Откровение Иоанна Богослова — книга о победе света над тьмой, добра над злом, о владычестве Бога и Иисуса Христа над историей. Столь известные образные описания вселенских катастроф и злых сил играют в повествовании вспомогательную роль: вся книга направлена к явлению полноты Царствия Божия в обновлённом творении, представленном как город Небесный Иерусалим.

Думаю, что игру DOOM можно охарактеризовать как один из многих любопытных примеров “эха” библейской образности в современной культуре”.

Александр Галич — Кадиш: Стих

Уходят из Варшавы поезда,
И все пустее гетто, все темней,
Глядит в окно чердачная звезда,
Гудят всю ночь, прощаясь, поезда,
И я прощаюсь с памятью своей…

Цыган был вор, цыган был врун,
Но тем милей вдвойне,
Он трогал семь певучих струн
И улыбался мне,
И говорил:»Учись, сынок,
Учи цыганский счет —
Семь дней в неделе создал Бог,
Семь струн в гитаре — черт,
И он ведется неспроста
Тот хитрый счет, пойми,
Ведь даже радуга, и та,
Из тех же из семи
Цветов…»

Осенней медью город опален,
А я — хранитель всех его чудес,
Я неразменным одарен рублем,
Мне ровно дважды семь, и я влюблен
Во всех дурнушек и во всех принцесс!

Осени меня своим крылом,
Город детства с тайнами неназванными,
Счастлив я, что и в беде, и в праздновании
Был слугой твоим и королем.
Я старался сделать все, что мог,
Не просил судьбу ни разу: высвободи!
И скажу на самой смертной исповеди,
Если есть на свете детский Бог:
Всё я, Боже, получил сполна,
Где,в которой расписаться ведомости?
Об одном прошу, спаси от ненависти,
Мне не причитается она.

И вот я врач, и вот военный год,
Мне семью пять, а веку семью два,
В обозе госпитальном кровь и пот,
И кто-то, помню, бредит и поет
Печальные и странные слова:
«Гори, гори, моя звезда,
Звезда любви приветная,
Ты у меня одна заветная,
Другой не будет…»

Ах, какая в тот день приключилась беда,
По дороге затопленной, по лесу,
Чтоб проститься со мною, с чужим, навсегда,
Ты прошла пограничную полосу.
И могли ль мы понять в том году роковом,
Что беда обернется пощадою,
Полинявшее знамя пустым рукавом
Над платформой качалось дощатою.
Наступила внезапно чужая зима,
И чужая, и все-таки близкая,
Шла французская фильма в дрянном «синема»
Барахло торговали австрийское,
Понукали извозчики дохлых коняг,
И в кафе, заколоченном наглухо,
Мы с тобою сидели и пили коньяк,
И жевали засохшее яблоко.
И в молчаньи мы знали про нашу беду,
И надеждой не тешились гиблою,
И в молчаньи мы пили за эту звезду,
Что печально горит над могилою:
«Умру ли я, и над могилою
Гори, сияй…»

Читайте также:  Как завоевать уважение

Уходят из Варшавы поезда,
И скоро наш черед, как ни крути,
Ну, что ж, гори, гори, моя звезда,
Моя шестиконечная звезда,
Гори на рукаве и на груди!

Окликнет эхо давним прозвищем,
И ляжет снег покровом пряничным,
Когда я снова стану маленьким,
А мир опять большим и праздничным,
Когда я снова стану облаком,
Когда я снова стану зябликом,
Когда я снова стану маленьким,
И снег опять запахнет яблоком,
Меня снесут с крылечка, сонного,
И я проснусь от скрипа санного,
Когда я снова стану маленьким,
И мир чудес открою заново.

…Звезда в окне и на груди — звезда,
И не поймешь, которая ясней,
Гудят всю ночь, прощаясь, поезда,
Глядит в окно вечерняя звезда,
А я прощаюсь с памятью моей…

А еще жила в «Доме сирот» девочка Натя. После
тяжелой болезни она не могла ходить, но она
очень хорошо рисовала и сочиняла песенки — вот одна
из них — ПЕСЕНКА ДЕВОЧКИ НАТИ ПРО КОРАБЛИК

Я кораблик клеила
Из цветной бумаги,
Из коры и клевера,
С клевером на флаге.
Он зеленый, розовый,
Он в смолистых каплях,
Клеверный, березовый,
Славный мой кораблик,
Славный мой кораблик.

А когда забулькают ручейки весенние,
Дальнею дорогою, синевой морской,
Поплывет кораблик мой к острову Спасения,
Где ни войн, ни выстрелов, — солнце и покой.

Я кораблик ладила,
Пела, словно зяблик,
Зря я время тратила, —
Сгинул мой кораблик.
Не в грозовом отблеске,
В буре, урагане —
Попросту при обыске
Смяли сапогами…
Смяли сапогами…

Но когда забулькают ручейки весенние,
В облаках приветственно протрубит журавль,
К солнечному берегу, к острову Спасения
Чей-то обязательно доплывет корабль!

Когда-нибудь, когда вы будете вспоминать имена
героев, не забудьте, пожалуйста, я очень прошу
вас, не забудьте Петра Залевского, бывшего
гренадера, инвалида войны, служившего сторожем
у нас в «Доме сирот» и убитого польскими
полицаями во дворе осенью 1942 года.

Он убирал наш бедный двор,
Когда они пришли,
И странен был их разговор,
Как на краю земли,
Как разговор у той черты,
Где только «нет» и «да» —
Они ему сказали:»Ты,
А ну, иди сюда!»
Они спросили:»Ты поляк?»
И он сказал :»Поляк».
Они спросили:»Как же так?»
И он сказал:» Вот так».
«Но ты ж, культяпый, хочешь жить,
Зачем же , черт возьми,
Ты в гетто нянчишься, как жид,
С жидовскими детьми?!
К чему, — сказали, — трам-там-там,
К чему такая спесь?!
Пойми, — сказали, — Польша там!»
А он ответил:»Здесь!
И здесь она и там она,
Она везде одна —
Моя несчастная страна,
Прекрасная страна».
И вновь спросили:»Ты поляк?»
И он сказал:»Поляк».
«Ну, что ж , — сказали,- Значит, так?»
И он ответил:»Так».
«Ну, что ж, — сказали, — Кончен бал!»
Скомандовали:»Пли!»
И прежде, чем он сам упал,
Упали костыли,
И прежде, чем пришли покой
И сон, и тишина,
Он помахать успел рукой
Глядевшим из окна.
…О, дай мне, Бог, конец такой,
Всю боль испив до дна,
В свой смертный миг махнуть рукой
Глядящим из окна!

А потом наступил такой день,когда «Дому сирот»,
детям и воспитателям было приказано явиться с
вещами на Умшлягплац Гданьского вокзала (так называлась
площадь у Гданьского вокзала при немцах).

Эшелон уходит ровно в полночь,
Паровоз-балбес пыхтит — Шалом! —
Вдоль перрона строем стала сволочь,
Сволочь провожает эшелон.

Эшелон уходит ровно в полночь,
Эшелон уходит прямо в рай,
Как мечтает поскорее сволочь
Донести, что Польша — «юденфрай».

«Юденфрай» Варшава, Познань, Краков,
Весь протекторат из края в край
В черной чертовне паучьих знаков,
Ныне и вовеки — «юденфрай»!

А на Умшлягплаце у вокзала
Гетто ждет устало — чей черед?
И гремит последняя осанна
Лаем полицая — «Дом сирот!»

Шевелит губами переводчик,
Глотка пересохла, грудь в тисках,
Но уже поднялся старый Корчак
С девочкою Натей на руках.

Знаменосец, козырек заломом,
Чубчик вьется, словно завитой,
И горит на знамени зеленом
Клевер, клевер, клевер золотой.

Два горниста поднимают трубы,
Знаменосец выпрямил грифко,
Детские обветренные губы
Запевают грозно и легко:
«Наш славный поход начинается просто,
От Старого Мяста до Гданьского моста,
И дальше, и с песней, построясь по росту,
К варшавским предместьям, по Гданьскому мосту!
По Гданьскому мосту!

По улицам Гданьска, по улицам Гданьска
Шагают девчонки Марыся и Даська,
А маленький Боля, а рыженький Боля
Застыл, потрясенный, у края прибоя,
У края…»

Пахнет морем, теплым и соленым,
Вечным морем и людской тщетой,
И горит на знамени зеленом
Клевер, клевер, клевер золотой!

Мы проходим по-трое, рядами,
Сквозь кордон эсэсовских ворон…
Дальше начинается преданье,
Дальше мы выходим на перрон.

И бежит за мною переводчик,
Робко прикасается к плечу, —
«Вам разрешено остаться, Корчак»,-
Если верить сказке, я молчу.

К поезду, к чугунному парому,
Я веду детей, как на урок,
Надо вдоль вагонов по перрону,
Вдоль, а мы шагаем поперек.

Рваными ботинками бряцая,
Мы идем не вдоль, а поперек,
И берут, смешавшись, полицаи
Кожаной рукой под козырек.

И стихает плач в аду вагонном,
И над всей прощальной маятой —
Пламенем на знамени зеленом —
Клевер, клевер, клевер золотой.

Может, в жизни было по-другому,
Только эта сказка вам не врет,
К своему последнему вагону,
К своему чистилищу-вагону,
К пахнущему хлоркою вагону
С песнею подходит «Дом сирот»:

«По улицам Лодзи, по улицам Лодзи,
Шагают ужасно почтенные гости,
Шагают мальчишки, шагают девчонки,
И дуют в дуделки, и крутят трещотки…
И крутят трещотки!

Ведут нас дороги, и шляхи, и тракты,
В снега Закопани, где синие Татры,
На белой вершине — зеленое знамя,
И вся наша медная Польша под нами,
Вся Польша…»

…И тут кто-то, не выдержав, дал сигнал к
отправлению — и эшелон Варшава — Треблинка задолго
до назначенного срока, (случай совершенно невероятный)
тронулся в путь…

Вот и кончена песня.
Вот и смолкли трещетки.
Вот и скорчено небо
В переплете решетки.
И державе своей
Под вагонную тряску
Сочиняет король
Угомонную сказку…

Итак, начнем, благословясь…
Лет сто тому назад
В своем дворце неряха-князь
Развел везде такую грязь,
Что был и сам не рад,
И, как-то, очень рассердясь,
Призвал он маляра.
«А не пора ли, — молвил князь,-
Закрасить краской эту грязь?»
Маляр сказал:»Пора,
Давно пора, вельможный князь,
Давным-давно пора».
И стала грязно-белой грязь,
И стала грязно-желтой грязь,
И стала грязно-синей грязь
Под кистью маляра.
А потому что грязь — есть грязь,
В какой ты цвет ее ни крась.

Нет, некстати была эта сказка, некстати,
И молчит моя милая чудо-держава,
А потом неожиданно голосом Нати
Невпопад говорит:»До свиданья, Варшава!»

И тогда, как стучат колотушкой по шпалам,
Застучали сердца колотушкой по шпалам,
Загудели сердца:»Мы вернемся в Варшаву!
Мы вернемся, вернемся, вернемся в Варшаву!»

По вагонам, подобно лесному пожару,
Из вагона в вагон, от состава к составу,
Как присяга гремит:»Мы вернемся в Варшаву!
Мы вернемся, вернемся, вернемся в Варшаву!

Пусть мы дымом истаем над адовым пеклом,
Пусть тела превратятся в горючую лаву,
Но дождем, но травою, но ветром, но пеплом,
Мы вернемся, вернемся, вернемся в Варшаву!»

А мне-то, а мне что делать?
И так мое сердце — в клочьях!
Я в том же трясусь вагоне,
И в том же горю пожаре,
Но из года семидесятого
Я вам кричу:»Пан Корчак!
Не возвращайтесь!
Вам страшно будет в этой Варшаве!

Землю отмыли добела,
Нету ни рвов, ни кочек,
Гранитные обелиски
Твердят о бессмертной славе,
Но слезы и кровь забыты,
Поймите это, пан Корчак,
И не возвращайтесь,
Вам стыдно будет в этой Варшаве!

Дали зрелищ и хлеба,
Взяли Вислу и Татры,
Землю, море и небо,
Всё, мол, наше, а так ли?!

Дня осеннего пряжа
С вещим зовом кукушки
Ваша? Врете, не ваша!
Это осень Костюшки!

Небо в пепле и саже
От фабричного дыма
Ваше? Врете, не ваше!
Это небо Тувима!

Сосны — гордые стражи
Там, над Балтикой пенной,
Ваши? Врете, не ваши!
Это сосны Шопена!

Беды плодятся весело,
Радость в слезах и корчах,
И много ль мы видели радости
На маленьком нашем шаре?!
Не возвращайтесь в Варшаву,
Я очень прошу Вас, пан Корчак,
Не возвращайтесь,
Вам нечего делать в этой Варшаве!

Паясничают гомункулусы,
Геройские рожи корчат,
Рвется к нечистой власти
Орава речистой швали…
Не возвращайтесь в Варшаву,
Я очень прошу Вас, пан Корчак!
Вы будете чужеземцем
В Вашей родной Варшаве!

А по вечерам все так же играет музыка. Музыка,
музыка, как ни в чем не бывало:
Сэн-Луи блюз — ты во мне как боль, как ожог,
Сэн-Луи блюз — захлебывается рожок!
На пластинках моно и стерео,
Горячей признанья в любви,
Поет мой рожок про дерево
Там, на родине, в Сэн-Луи.

Над землей моей отчей выстрелы
Пыльной ночью, все бах да бах!
Но гоните монету, мистеры,
И за выпивку, и за баб!

А еще, ну, прямо комедия,
А еще за вами должок —
Выкладывайте последнее
За то, что поет рожок!

А вы сидите и слушаете,
И с меня не сводите глаз,
Вы платите деньги и слушаете,
И с меня не сводите глаз,

Вы жрете, пьете и слушаете,
И с меня не сводите глаз,
И поет мой рожок про дерево,
На котором я вздерну вас!
Да-с! Да-с! Да-с!

Я никому не желаю зла, не умею,просто не знаю,
как это делается.
Как я устал повторять бесконечно все то же и то же,
Падать, и вновь на своя возвращаться круги.
Я не умею молиться, прости меня, Господи Боже,
Я не умею молиться, прости меня и помоги.

Читать онлайн “Давным-давно” автора Гладков Aлександр Константинович – RuLit – Страница 35

Я каждый день о том, поверь,

Молился, чтобы вышла встреча

Пред тем, как отойти мне в вечность.

(Неровными шагами подходит к Шуре и обнимает еe.)

Племянница. Родная плоть.

Вот радость мне послал господь.

(Плачет от волнения и радости, не переставая говорить.)

А ты, мой ангел, не волнуйся.

Не бойся разных их угроз,

Не отвечай на их допрос.

Они тебя потом отпустят,

Ведь не злодеи же они,

И не солдат ты, а девица.

Мои к концу пришли уж дни,

Одной ногой стою в гробнице.

Дюсьер

Азаров

Племянница. Даю вам слово,

Семнадцать лет ей.

Лепелетье

Арманьяк

Шпионов целая семья.

Дюсьер

Сейчас мы выясним. Зачем

Мундир французский вы надели.

Ну, отвечайте! Как посмели

Так лгать хитро и мне и всем?

А этот кто, другой? Он тоже

Племянник ваш иль кто?

Шура

Азаров

Не ведаю, кто он. Впервые

Дюсьер

(подходит к Сальгари)

Мундир свой одолжили ей,

Присяге изменив своей.

Шура

Клянусь, что я взяла без спроса.

Дюсьер

Больше нет вопросов.

(Показывает на Азарова.)

(Показывает на Шуру и испанца.)

А этих утром расстрелять.

За эту дерзость смерти мало.

И я поверил им сначала.

Под стражу взять их, лейтенант,

Да хорошо стеречь. Отпетых

Таких я сроду не встречал.

Арманьяк уводит растерянного старика. Входит капрал и что-то тихо говорит Фошу.

Фош

Мой генерал. К вам адъютант

От маршала Бертье с пакетом.

Дюсьер

Отлично. Проведите в зал.

Капрал уходит. Дюсьер ещe раз оглядывает Шуру и Сальгари и, пожав плечами, быстро уходит.

Фош

Наш замок превращается в тюрьму,

А мы в тюремщиков.

Лепелетье

Он нервничал, когда я в куклу метил.

Фош

Но дерзость какова! Что скажешь ты, Марсель?

Прошу идти за мной, мадемуазель.

А также вас. Бежать коль захотите,

Стрелять обязан я. Прошу простить меня.

Фош и конвойные уводят Шуру и Сальгари. Входит Арманьяк.

Арманьяк

Лепелетье

Подбавь в камин огня.

Арманьяк

(бросает книги в камин)

Быстро, спокойно и уверенно входит Пелымов во французском мундире и плаще.

Лепелетье

Кого там чeрт принeс?

Арманьяк

Пелымов

Зашeл на огонeк, верней сказать, на дым.

Заманчиво так из трубы он валит,

Что мочи нет терпеть.

(Достаeт из-под плаща бутылку.)

Сейчас в одном подвале

Лепелетье

Чeрт побери! На этикетке – Рим.

Развязность Пелымова и вид тeмной запылeнной бутылки немного разоружают подозрительное настроение офицеров. Лепелетье рассматривает бутылку.

Пелымов

Кровь пылкая кампаньских виноделов.

(Ловко выбивает пробку и протягивает бутылку Лепелетье.)

Угодно, сударь, вам.

Без церемоний, ну-с. Ведь здесь же нету дам,

Лепелетье

Благодарю. Отличное вино.

Пелымов протягивает бутылку Арманьяку, тот тоже пьeт. Входит Фош и с удивлением оглядывает эту картину.

Арманьяк

Узнать дозвольте, из какой вы части?

Пелымов

Из корпуса Даву, а впрочем, всe равно,

Лепелетье

Ваш маршал слишком властен.

Арманьяк

Однако и у вас смешались все полки.

Пелымов

Я от своих отстал. Едва ль догнать удастся.

Ссылка на основную публикацию